Помощь Федерального правительства Германии в пользу немецкого меньшинства в Российской Федерации

Симбиоз традиций и инноваций

Йохен Вельт

Уполномоченный по делам переселенцев
и национальных меньшинств с 1998 по 2004 гг.

«Мы хотим, чтобы наши проекты пошли на пользу всем национальностям, живущим по соседству с российскими немцами. Деньги нельзя размножить. Торт – только один. И его можно и нужно поделить».

27 октября 1998 года 7-ым канцлером в истории Германии стал социал-демократ Герхард Шрёдер, пришедший на смену Гельмуту Колю (ХДС). Спустя некоторое время последовали и перестановки в Министерстве внутренних дел. В начале декабря вторым уполномоченным по делам переселенцев стал депутат Бундестага Йохен Вельт (СдПГ), сменивший популярного и уважаемого всеми Хорста Ваффеншмидта (ХДС), занимавшего пост уполномоченного в течение 10 лет.

«Политика – это мое призвание, – говорил Йохен Вельт в своем первом интервью «Московской немецкой газете». – Она занимает большую часть моего времени. У меня есть двенадцатилетняя дочь, которая постоянно жалуется, что ей удается проводить с отцом слишком мало времени, так как он все время в разъездах. Я заядлый бегун на длинные дистанции. Я бегаю по мере возможности километров по 10, чтобы держать себя в форме. А если у меня остается время, то я играю на гитаре. Кроме того, в моем приусадебном хозяйстве есть куры, которых я сам кормлю».

Заняв новую должность, Вельт заявил, что «Германия кардинально не изменит переселенческую политику». Действительно, при нем получила дальнейшее развитие программа «Брайтенарбайт»: была расширена сеть центров встреч, больше внимания уделялось работе с молодежью, для которой организовывались уже не только языковые лагеря, но и учебные семинары. Приоритетными остались курсы немецкого языка, их продолжительность возросла с 80 до 120 часов. Было заявлено, что учиться на них смогут «не только российские немцы, но и все желающие». «Мы хотим, чтобы наши проекты пошли на пользу всем национальностям, живущим по соседству с российскими немцами. Деньги нельзя размножить. Торт – только один. И его можно и нужно поделить», – объявил Вельт во время пребывания в поселке Нойдорф-Стрельна под Санкт-Петербургом в 1999 году. В недавно отстроенном поселке для российских немцев, жители которого уже тогда не знали, как можно получить построенное для них германской стороной жилье в собственность, уполномоченный рассуждал о том, что помощь из Германии не должна идти главным образом в Азово и Гальбштадт, как это было раньше.

Вельт вообще «был не в восторге от наследства, доставшегося от прежнего правительства», особенно там, где дело касалось немецких национальных районов и контейнерных поселений в них. «Тогда как предыдущее правительство выдвигало на первый план поддержку крупных инвестиционных проектов, нынешнее с 1998 года проанализировало их и пришло к выводу, что они были слишком дорогими и слишком малоэффективными, к тому же не контролируемыми в желаемом объеме. Результаты, на которые рассчитывали, достигнуты не были и помогли лишь немногим людям. Желание российских немцев остаться в стране их проживания не было, таким образом, в достаточной мере поддержано», – сказал Йохен Вельт, выступая в 2003 году на дортмундской встрече по вопросам миграции.

Исправить ситуацию и привить желание удалось отчасти тем, что в 2000 году была введена квота на въезд в Германию потенциальных поздних переселенцев (ок. 100 тысяч в год) и сохранен тест на знание немецкого языка, введенный еще в 1997 году. Кроме того, разом были закрыты крупные инвестиционные проекты, только уже начатые могли быть завершены. Все-таки не хотелось, по словам Вельта, «оставлять после себя руины». Помощь должна была оказываться для самопомощи, а не превращаться в «постоянные вливания, как в больнице, потому что это делает людей наркоманами. Они привыкают».

В целом, Йохен Вельт видел цель политики помощи немцам в странах Восточной Европы, прежде всего в независимых государствах бывшего СССР, в том, чтобы «покончить с продолжавшейся долгое время дискриминацией и дать всем представителям немецкого меньшинства жизненные перспективы в странах их проживания», как говорилось в дортмундском докладе на тему «Итоги и перспективы переселенческой политики» в 2003 году.

При Вельте произошло не только некоторое смещение акцентов в политике помощи переселенцам и немцам, проживающими в странах происхождения переселенцев, но и резкое сокращение средств, выделяемых на эту политику. При этом было расширено поле деятельности. Уполномоченному по делам переселенцев вверили и признанные автохтонные меньшинства, проживающие в самой Германии. К таковым относятся фризы, датчане, сорбы, синти и рома. После этого переселенческая политика стало лишь частью политики, связанной с вопросом меньшинств.

В 2004 году уполномоченным по делам переселенцев и национальных меньшинств был назначен Ханс-Петер Кемпер (СдПГ).